Все вышло довольно скоропалительно.

В определенном возрасте (по немецким меркам — очень юном) я все чаще и все пытливее стала всматриваться в окружающий меня мир в поисках потенциального мужа.

Лучшую часть своей молодой жизни я прожила в Литве — сначала советской, потом независимой. После окончания школы основная часть моих одноклассниц поступила учиться в российские вузы, и я была среди немногих тех, кто провалился при первом поступлении. Крайне опечаленная, я вернулась на родину. Только через два года я поступила-таки в Вильнюсский университет.

Когда я его закончила, все мои подруги уже были замужем, и я почувствовала, что время уходит. Так как подходящей матримониальной жертвы поблизости не находилось, я стала закидывать удочки на запад, который с наступлением независимости стал ближе, чем Россия.

Я подала объявление в одно германское брачное агентство. Адрес агентства мне дала подруга, причем взяла с меня клятвенное обещание не разглашать тайны. Почему я выбрала именно Германию? Ехать сразу за океан я как-то не отважилась, к тому же некоторые мои знакомые уже жили там, в Германии, и я надеялась возобновить контакты с ними, боясь оказаться совсем одинокой в чужой стране.

Одинокие немцы

Первой и самой сложной проблемой был язык, вернее, его незнание. В школе немецкий считался почему-то непрестижным, поэтому мы все дружно избрали английский. Весьма неумное решение, как оказалось впоследствии, — пришлось срочно переучиваться. Для меня было делом чести как можно скорее научиться изъясняться, поэтому я зубрила по ночам слова и все выходные просиживала над словарями.

Вообще, весь процесс сватовства по почте за рубеж выглядит довольно просто: я написала письмо в редакцию с просьбой поместить мою фотографию и некоторые личные данные в их журнале. Как потом оказалось, многие газеты и журналы пытаются таким образом привлечь читателей. Возникает устойчивое впечатление, что все жители Германии жутко одиноки и заняты только поисками партнера. При том что толку от этих агентств не так много и каждый год заключается все меньше браков, брачный бизнес процветает и услуги агентств далеко не бесплатны. С меня за помещение объявления, как с иностранки, ничего не потребовали, но и никакой ответственности за приходящую на мое имя почту не взяли. Редакция просто пересылала письма мне, все остальное должна была решать я сама: отвечать или не отвечать.

Претендентов оказалось очень много, выбрала я из них примерно десять наиболее приглянувшихся и начала переписку. Одни не ответили вообще, другие продержались пару писем, до телефонного разговора дошло всего лишь с двумя. Мой будущий муж взял, что называется, быка за рога: часто звонил, много шутил, соглашался со мной во всем — в общем, был (или пытался быть) приятным во всех отношениях. Поскольку у него был один большой минус: он уже был женат, разведен, двое детей. Что это впоследствии будет означать для меня, я тогда, естественно, не знала. Это теперь я знаю немецкие законы о браке и семье не хуже любого юриста, тогда же, игнорируя предупреждение внутреннего голоса, я решила дать человеку шанс. Может, действительно не сошлись характерами? И я поехала на первое свидание с немецким женихом.

Впервые в метро

Культурный шок оказался достаточно сильным. В Литве вряд ли можно найти города, с полным правом могущие называться «каменными джунглями». Свою донемецкую жизнь я провела в маленьком городе. Здесь же вдруг оказалась в огромном мегаполисе. Можете смеяться надо мной сколько угодно, но в метро я до сих пор не бывала. Ну откуда мне было знать, что на эскалаторе нужно стоять всегда справа, чтобы те, кому невтерпеж, могли слева свободно пробежать мимо? А чтобы разобраться в планах метро, нужно иметь IQ не меньше чем у Эйнштейна.

В принципе, я довольно быстро преодолела первые трудности: усиленно учила немецкий, везде носила с собой, как партбилет, план Мюнхена и в супермаркете ориентировалась по табличкам Kasse, что для меня означало: выход там.

Привет с исторической родины

Моему немецкому мужу 36 лет. Для рослой девушки вроде меня всегда непросто найти пару, рядом с которой можно выглядеть женственно, не отказывая себе в желании носить шпильки. Из мужа мог бы получиться заметный баскетболист. Но он не играет в мяч. У него все вообще очень серьезно.

Состоя в разводе со своей первой женой и двумя детьми, по немецким законам муж вынужден отдавать им больше, чем ползарплаты. Разумеется, он не в состоянии меня содержать, иногда я даже оплачиваю кое-какие счета. Мне повезло: я устроилась работать в книжный магазин и по немецким меркам зарабатываю неплохо.

Он расписался со мной довольно быстро, и я до сих пор толком не знаю почему. Наверное, я потому его не понимаю, что так же, как и он, довольно быстро поняла, что вряд ли буду его любить. Он воспитанный, довольно покладистый, аккуратный, вовсе не грубый, но герой не моего романа, и все тут. Любовь, как и нелюбовь, все-таки иррациональное чувство, и всегда трудно точно понять, почему нам нравится или нет какой-то человек. Хотя я точно знаю, что не хотела бы иметь от своего немца детей.

Самым большим сюрпризом для меня, однако, была не моя нелюбовь, а то, что его первая жена родом из… Петербурга. За три года, которые я прожила с мужем, я ее ни разу не видела, хотя он почти каждый день разговаривает с ней по телефону. Разговаривает он с ней по-немецки, и я два года не сомневалась в том, что она немка. Видела я только один раз одного из его мальчиков. По-русски он не говорит. Впрочем, так же, как и муж. Муж, по его словам, по-русски понимает только нецензурную лексику.

Отдых по-немецки

Немцы живут по-протестантски: кто много работает, тот имеет право на адекватное вознаграждение. Отдыхают они активно и с энтузиазмом: катаются на лыжах, ходят в бассейн всем семейством, летом устраивают велосипедные туры или пикник. Обязательный атрибут каждого уважающего себя немца — гриль (то же, что и шашлык). Грилят по праздникам, по выходным и просто для душевного равновесия.

Ответственность за подобное мероприятие берет на себя глава семьи. Он обязан следить, чтобы мясо не подгорело, и одновременно держать на расстоянии детей и собак. Жена в это время готовит салат.

Процесс приготовления оного требует детального описания: листовой салат рвется (!) на куски, причем весьма немаленькие, раздается пара оплеух детям, которые пытаются выловить из салатницы соленые сухарики, отгоняется кошка от маринованного мяса, все заливается готовым соусом. Идиллия.

В полном соответствии с импортными стереотипами немцы действительно обожают пиво. С первыми лучами весеннего солнца повсеместно вырастают бир-гартены, что в свободном переводе означает примерно «дом пива». Всеобщая любовь к напитку вылилась в событие мирового масштаба — праздник пива в Мюнхене. Его устраивают раз в год, в сентябре, и празднуют с большим размахом, что отражается не только в обилии всевозможных аттракционов, но и в размерах выдаваемой пивной тары.

Я не могу сказать, что, подобно немцам, пристрастилась к пиву. Но мне очень нравится баварский город Мюнхен. Я жила с мужем в Кёльне и Дюссельдорфе, хорошо знаю Берлин и Франкфурт, но из всех немецких городов больше всего полюбила именно Мюнхен. Однажды вечером я шла по одной из его фешенебельных улиц, и прямо перед моим изумленным взором выросла освещенная вывеска огромного магазина — «Natasha». В витринах «Наташи» стояла толпа манекенов в необъятных шубах. Я поняла, что в этом городе хотела бы жить долго-долго.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

fairylove